Размер шрифта на сайте

фотобанк

Контакты:
Е-mail:

О льдинах 27.08.09



На земле все ждут от нас фотографий белых медведей, но это не так-то просто. Они на станции были всего два раза. И как говорят очевидцы, оба раза на людей практически не обращали никакого внимания. Медведи приходили, чтобы разведать обстановку и порыться в мусорных баках.

«Одного мишку мы пытались вспугнуть выстрелом из ракетницы, так он и ухом не повел, — рассказывает Алексей. — Молодой еще был».

Станционные охранники, собаки Дина и Дик, тогда еще были маленькими. «Но все равно уже тявкали», — говорит Алексей Климов.


Теперь на станции уже четыре собаки: за время зимовки у Дины и Дика родилось два щенка. И если маме с папой предстоит и дальше охранять полярников от белых медведей на «СП-37», то их потомство  увидит Большую землю. Кстати, щенят назвали Торос и Вьюга& 

Капитан Станислав Румянцев и начальник экспедиции Владимир Соколов практически не уходят с капитанского мостика. Основная задача – максимально быстро свернуть «СП-36», затем несколько дней перехода и поиск ледового поля для новой дрейфующей станции. Сейчас есть три льдины-претендентки на это эту почетную роль, но решать будут на месте, когда можно будет использовать не только данные со спутника, но и визуальный контроль, а также недюжинный опыт организаторов экспедиции.

Однако если ученые используют спутники для того, чтобы выяснить, какая льдина подходит или не подходит для высадки станции, то экипажу ледокола «Ямал» космическая связь нужна для иных, но все же похожих целей. Мы решили расспросить, каким образом ледокол выбирает дорогу к цели, когда планирует плавание. Об этом нам рассказал инженер-гидролог «Ямала» Борис Пащенко.

«До 90-х в основном мы получали данные для прокладки маршрута при помощи самолета, который летал в заданном направлении. – говорит он. — Тем же самым занимался бортовой вертолет. Теперь ледовую информацию мы получаем при помощи спутников, это радиолокационные данные и фотоснимки. Фотоснимки могут не подойти, если будет облачность, а вот радиолокация облаков не боится. На основании полученных снимков инженер-гидролог может проанализировать ситуацию и выяснить, где находиться кромка льда в тех массивах ледовых полей, которые находятся по курсу ледокола. Также по снимкам можно определить так называемую „сплоченность льда“, то есть процент льда на определенной акватории. Например, если сплоченность льда составляет 10 баллов, то это означает, что 100% поверхности этой акватории занято льдом. Толщину льда и другие характеристики по снимкам со спутника получить нельзя. Сплоченность льда может быть разной, то есть акватория, занятая льдом, может состоять из спаянного, дробленного и другого льда».

Когда «Ямал» выходит в море, Борис Пащенко вылетает на вертолете и выбирает, куда идти. Это делается на основе визуального контроля.

«Толщина льда определяется по цвету, по торосистости и другим качествам, — продолжает он. — Если сглаженный торос, то это уже многолетний лед, если острый — то однолетний. Если лед с голубым оттенком, то это многолетний лед, если он зеленоватый, то лед двухлетний. При этом нужно понимать, что если это многолетний лед, то его толщина более 2,5 метров, если двухлетний — то от полутора до двух с половиной метров. Но с 2003 года лед стал тоньше: раньше он был больше трех метров, а теперь мы находим двухлетний лед толщиной два метра».

Работа по сбору поселка и оборудования СП-36 продолжается своим чередом. Выдался на удивление солнечный день, пресса немедленно высыпала на лед и приступила к фото- и видеосъемкам. С 26 на 27 августа льдина и ледокол продрейфовал еще на 11 километров. Полярники, проведшие зимовку на «СП-36», хвалят льдину.

«Считай, что она такая же и осталась, ничего с ней не стало», — говорит инженер станции Алексей Климов. 

 


© 2000—2011 Пресс-Центр атомной энергетики. Поддержка сайта — Агентство PepperGreen