Размер шрифта на сайте

фотобанк

Контакты:
Е-mail:

On-line конференция генерального директора концерна «Росэнергоатом» Сергея Обозова.


С.А. Обозов21 декабря 2006 года, федеральное информационное агентство REGNUM совместно с сайтом ROSENERGOATOM.RU и отраслевым информационным сайтом ROSATOM.RU , проводят on-line конференцию руководителя концерна «Росэнергоатом» Сергея Обозова.

 

Тема on-line конференции: «Итоги работы концерна „Росэнергоатом“ за 2006 год и перспективы развития на 2007 год»

Время проведения on-line конференции: c 13.00 до 14.00 по московскому времени

Вопросы принимаются в течение недели до on-line конференции и непосредственно в день ее проведения на электронный адрес:  и на странице конференции. Конференция продолжается в течение часа, когда участник в редакции отвечает на вопросы читателей. Ответы публикуются в режиме реального времени на сайте ROSENERGOATOM.RU и на странице конференции в открытом доступе. На основе ответов на наиболее острые вопросы конференции формируются информационные сообщения.

 

ON-LINE КОНФЕРЕНЦИЯ ГЕНЕРАЛЬНОГО ДИРЕКТОРА ФГУП «КОНЦЕРН „РОСЭНЕРГОАТОМ“,

СЕРГЕЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА ОБОЗОВА

На online-конференцию генерального директора ФГУП „Концерн Росэнергоатом“ Сергея Обозова по состоянию на 13.00 поступило 68 вопросов. Конференция проводится с 13 до 14 часов по московскому времени.

On-line конференция Сергея Обозова

Ходят слухи, что у нас хотят построить атомную станцию. Так вот — нижегородцы хотели бы, чтобы им объяснили: будет АЭС или нет. Потому что информации нет вообще — Олег, Нижний Новгород

Все ответы на вопросы — „где будут строиться АЭС?“ — будут даны в марте следующего года. Именно тогда правительство должно утвердить план размещения генерирующих мощностей. Там же будет и карта перспективных АЭС.

Что касается нижегородской площадки — то здесь у меня есть личное отношение, поскольку сам я родился в Нижегородской области. Напомню, что в свое время нижегородским АЭПом (Атомэнергопроектом — ИА REGNUM) на территории области изучалось три площадки, которые были включены в кадастр возможных точек строительства АЭС. В начале 80-х годов уже принималось решение о строительстве т.н. ГАСТа — Горьковской атомной станции теплоснабжения. Тогда этот проект был обоснован в первую очередь тем, что регион промышленно ориентирован. В начале 90-х годов — когда в станцию уже было инвестировано порядка 1 млрд долларов на волне чернобыльских настроений было принято решение о закрытии и консервации объекта. Об отношении к атомной энергетике в 90-е годы говорит тот факт, что до сей поры в корпусах недостроенной ГАСТ находится цех по розливу крепких спиртных напитков.

В этом году на имя Сергея Кириенко поступило письмо за подписью губернатора Нижегородской области Валерия Шанцева, в котором констатировалось: на начало 2006 года дефицит энергии в регионе составлял 2 тыс МВт. В ближайшие 5 — 7 лет он может вырасти на столько же.

Возможность строительства АЭС в Нижегородском регионе начала мелькать в среде экспертного сообщества (включая людей Анатолия Чубайса) месяц назад. К слову, еще 4 ноября, находясь в области, я был убежден, что темы нет. Сегодня тема появилась. Но еще раз отмечу, что решать вопрос будет правительство в марте будущего года.

Говорят, что рядом с Курчатовским институтом опасно жить. Моя подруга, когда была беременна, услышала это от врачей — однако не переехала, и у ребенка выявлены врожденные аномалии. То же самое — об опасности — говорят и про обнинский институт в Калужской области. Как Вы это объясните? существуют ли какие-то способы защиты от радиации? — Елена, Москва

Первое: Курчатовский институт относится к Российской академии наук, а мы лишь эксплуатируем атомные электростанции. То, что в Москве АЭС нет — гарантирую. Второе: есть органы, которые занимаются замерами радиационного фона. Сегодня не то время, когда подобная информация  скрывалась бы. Каждое отклонение было бы скандалом. Кроме того, любой желающий с приборами может замерить общий фон вокруг института.

Как идет строительство энергоблока №2 на Ростовской АЭС? — Владимир Неушев

Ситуация неоднозначная. Нашу реакцию можно разделить на две части: первая — как заказчика, вторая — как ответственного за общий результат, когда сложно провести грань ответственности между нами и генподрядчиком.

Как заказчик мы относительно чисты. Проблем с финансированием нет, все платежи оплачиваются в 100%-ном объеме. Вся конкурсная документация на площадке. Некие шероховатости никак не связаны с текущим освоением. Поставки оборудования, а это почти 1400 позиций, почти на 13 млрд рублей по 2006 году, идут по плану. Мы относительно чисты, я не оговорился. Были сбои по закладным деталям ГП-16, ГП-29, по комплектной поставке труб. На сегодня они устранены. Корпус реактора уже на площадке, стоит рядом со строящимся энергоблоком.

А вот с точки зрения общей ответственности за дело пока не все в порядке. Глава Росатома Сергей Кириенко, побывав на площадке 14 ноября, поставил оценку „два с плюсом“, и мы понимаем, что она касается как заказчика, так и генподрядчика. Это общая оценка. Много объективных причин: и очень жесткая фиксированная цена, которая явно не соответствовала росту цен на материалы, который значительно опередил прогнозный рост инфляции. Видим, что у генподрядчика нет сил создать на площадке конкурентный уровень заработной платы. Видно, что субподрядчики тормозят ведение работ широким фронтом до улучшения экономикии взаимоотношений с генподрядчиком. Однако, сроки физпуска и сдачи в промышленную эксплуатацию никто не сдвигал. Освоение октября — 108 млн рублей, освоение ноября 134 млн (77% от плана), а в декабре должны достигнуть 200 млн рублей. Идет усиление руководства, меняются фамилии — это неизбежный процесс. Мы в центральном аппарате достраиваем очень жесткую вертикаль управления капитальным строительством в целом.

На Белоярской АЭС на строительстве БН-800 ситуация лучше, но возможно это связано с тем, что пока месячные объемы освоения не превышают волгодонских, ноябрь — 112 миллионов рублей. Зато это к плану — 100,4%. В 2007 г. необходимо будет осваивать в месяц в три раза больше объёмов. Это станет серьезным испытанием и для машиностроения. Оно ещё нас не почувствовало. 2007–2009 годы будут для них серьезным экзаменом.

Какие новые мощности атомной энергетики планируется вводить в ближайшие 10 лет? Будут ли строиться дополнительные энергоблоки Калининской атомной станции? — Олег Пужалов, Тверь

В октябре этого года правительство утвердило Федеральную целевую программу развития атомного энергопромышленного комплекса до 2015 года. Согласно этой программе до 2015 г года включительно нами должно быть построено 10 новых энергоблоков и еще 10 должно быть заложено. За это период мы должны достроить второй блок на Волгодонской АЭС, четвертый блок на Калининской АЭС и блок с реактором типа БН-800 на Белоярской АЭС. Кроме того, с нуля будут построены: два блока на Нововоронежской АЭС-2, три блока на Ленинградской АЭС-2, один блок на Волгодонской АЭС и один блок на Курской АЭС-2. В 2015 году в различных стадиях строительства будут находится: один блок на Волгодонской АЭС, один блок на Ленинградской АЭС-2, три блока на Курской АЭС-2, четыре блока на Смоленской АЭС-2 и один блок на Кольской АЭС-2. Но ситуация может поменяться, так как т.н. „дорожная карта“ (план размещения генерирующих мощностей — ИА REGNUM) по решению правительства будет утверждена только в марте следующего года.

Скажите, а Вы собираетесь встречаться с общественностью? Объяснять что-то? Нас постоянно пугают взрывами — а от Минатома никакой информации, кроме каких-то планов — нет — Елена Васильевна

Подобные встречи должны быть предметными. На каждой площадке, где мы будем строить АЭС, будем впроводить в соответствии с законом все регламентные мероприятия. Я говорю об общественных обсуждениях, экспертизах, слушаниях… Мы общаемся  с властью, участвуем во всех круглых столах, куда нас приглашают. Митинги мы устраивать не собираемся, но готовы идти на любой конструктивный диалог.

Каковы перспективы Билибинской АТЭС? — Андрей, Ярославль

Сейчас, при использовании установленной мощности Билибинской АЭС на 30%, она фактически дотируется за счет других станций. С другой стороны понятно, что является базой генерации Чукотки. Все остальные мощности изношены.

В августе этого года в ходе поездки в Чукотский АО с участием главы Росатома Сергея Кириенко, полпреда президента в Дальневосточном округе Камиля Исхакова и губернатора Романа Абрамовича, были обсуждены несколько вариантов развития событий. Все они касались одного и того же — на сколько продлевать Билибинку и стоит ли строить еще и ПАТЭС?

Сегодня мы с ФСТ решили проблему отдельного тарифа для Билибинской станции. Есть проблема с дотацией региона. Ведутся переговоры с золотодобытчиками о покупке нашей электроэнергии. Возможный уход Абрамовича не пойдет на пользу ситуации. Непонятно, что будет с нашими договоренностями. Но полпред президента на месте, а все решалось с его участием. Так что, по нашему мнению, кто бы ни стал губернатором Чукотки, линия на сотрудничество будет продолжена. 

На сегодняшний день Билибинская АЭС — первая среди станций концерна, на которой были получены лицензии со стороны „Ростехнадзора“ на продление срока эксплуатации всех 4-х блоков: первые три блока получили лицензии на 5 лет, четвертый блок — на 10 лет. Уверен, в конечном итоге хорошее техническое состояние блоков позволит нам продлить срок их эксплуатации до 15 лет.

Когда начнутся реальные работы по строительству новых блоков на площадке Нововоронежской АЭС? Куда обращаться специалистам, желающим трудоустроиться на этой станции? Спасибо! Удачи в добрых делах! — Евгений

Согласно утвержденной правительством Федеральной целевой программе развития атомного энергопромышленного комплекса России начало строительство первого энергоблока Нововоронежской АЭС-2 запланировано на 2007 год. Что касается трудоустройства на станции – милости просим, добро пожаловать в нашу дружную семью – обращайтесь в отдел кадров станции. 8 (47364) — 7 33 74.

Посоветовали бы вы сегодня молодым людям продолжать заниматься отраслевой наукой, несмотря на все трудности? — Антон

Какую политику Федеральное Агентство намерено проводить в дальнейшем, в отношении специалистов, работающих на атомных станциях ближнего зарубежья, но желающих переехать на постоянное место жительства в Россию и продолжить работать по специальности? Можно ли им расчитывать на поддержку со стороны Вашего Агенства? — Евгений

Уважаемый Сергей Александрович! Одной из важнейших проблем при выполнении ФЦП развития атомной энергетики является наличие (или, вернее, отсутствие) кадров, способных решать поставленные задачи. Каким образом предполагается решать эту проблему? Я, как сотрудник НИИ, занимавшего в свое время лидирующее положение в решении задач строительства, монтажа и эксплуатации объектов атомной энергетики, знаю изнутри эту проблему — это отсутствие молодых специалистов, катастрофическое убывание опытных профессионалов, людей знающих специфику, имеющих огромный опыт работы. Средний возраст этих специалистов уже за 60 — это могикане атомной отрасли. А молодежь перенимать наш опыт, учиться, осваивать специфику работы в отрасли за 6–7 тыс рублей не хочет и не будет. Для того же, чтобы вырастить более менее опытного профессионала-конструктора или технолога, нужно как минимум 5–6 лет. И не будем ли мы иметь в добавок к уже возникшему энергетическому кризису еще и кадровый кризис?… — Просвирин Виктор Петрович г. Москва НИКИМТ

Кадры — это наш главный ресурс. Именно подготовке нового поколения атомщиков было специально посвящено заседания правления концерна „Росэнергоатом“ в ноябре. На сегодняшний день ситуация такова, что средний возраст работника АЭС составляет более 40 лет, порядка 20% персонала — работающие пенсионеры, а в ряде регионов из-за низкой заработной платы предприятия атомной энергетики на рынке труда неконкурентоспособны. В то же время, для того, чтобы обеспечить персоналом все вновь построенные блоки, к 2015 году нам необходимо принять 7520 новых работников эксплуатирующего персонала, причем не дожидаясь этого срока, а заранее. Это стратегия. А „ближний бой“ таков: в 2007 году нам нужны 570 человек, в 2008 г. — 680, в 2009 — 800. Все вузы страны выпускают в год около 200 специалистов по эксплуатации АЭС. Но из них по специальности начинают работать не более 60%. Мы проанализировали ситуацию и поняли, что проблемы в зарплате, жилье и соцпакете. Решение видим в следующем.

За неполные 4 года жилищные условия улучшили почти 1500 семей атомщиков. С 2007 по 2009 гг. по заявкам атомных станций мы планируем построить еще почти 1900 квартир, для чего выделяем около 2,5 млрд. рублей. С учетом того, что разворачивается масштабное строительство новых энергоблоков, развиваем строительство временного жилья — за 3 года необходимо построить и приобрести еще что-то около 2300 квартир. При этом разрабатываем и скоро начнем внедрять программу специально для молодых специалистов, которая так и называется — „Жилье для молодежи“. Среди рассматриваемых мер — снижение до „нуля“ первичного взноса по ипотеке, продление ипотечного кредита с нынешних 15 лет до 20–25 и частичное его погашение самой АЭС. На ипотечную корпоративную программу в 2007–2008 гг. будет выделено 4,7 млрд рублей.

О зарплате. Предполагаем повышать ее быстрее, чем растет инфляция. По нашим расчетам, с 2005 по 2010 гг. среднемесячная заработная плата должна вырасти на 86%.

Острый вопрос — где готовить молодых специалистов? В первой половине 2007 года разработаем программу взаимодействия с образовательными учреждениями. Пришла пора помочь вузам готовить студентов-атомщиков, и помогать станем не только материально. Будем развивать, то есть фактически создавать заново, сеть профессиональных училищ. Пригласим опытных наставников, причем их зарплата будет сопоставима с той, которую они получали на производстве. Это программа привлечения молодежи концерном „Росэнергоатом“.

Существуют или планируются, какие либо льготы (и т.п.) для территорий на которых расположены атомные электростанции? Какие выгоды для субъекта федерации несёт наличие (строительство) атомной электростанции? — Пужалов Олег, Тверь

Вопрос по льготам — это вопрос к местным и федеральным органам власти. Что касается выгоды от размещения или строительства АЭС, то они в следующем: только на строительство нового блока требуется 3–4 тыс. новых рабочих рук, причем это не „гастарбайтеры“, а высококвалифицированные кадры. И стройплощадка, и сама станция — это рабочие места, поступления в местный бюджет, инфраструктура (дороги, ЖКХ и т. д). Кроме того, понятно, что когда заходит сильный подрядчик — он начинает заниматься и благотворительностью: это храмы, это — социальные объекты.

Сергей Александрович! Меня как жителя Челябинской области волнует проблема ПО „Маяк“ и других стратегических производств, а также проблема так называемых „запреток“. Расскажите, какие шаги будут делаться в будущем касаемо обозначенных тем? И еще: Вы, наверное, в курсе, что в „запретках“ градообразующие предприятия — стратегические, а уровень и степень загруженности на них минимальная, что опасно. Стоит ли ожидать в ближайшие время болеее интенсивной загруженности таких предприятий? Спасибо. — Александр

Отвечу на ту часть вопроса, которая касается нас — концерн „Росэнергоатом“. Это — тема строительства Южно-Уральской АЭС. Политическое решение принято, ищем конкретную площадку. Это сразу вздыбило бы всю экономику Челябинской области. Это — и цемент, и бетон, и арматура…

В настоящее время ОАО „Ижорский завод“ остался в России единственным предприятием способным производить реакторы ВВЭР-1000 в количестве одного комплекта в год. Основное оборудование станки и сварочные стенды и испытательное оборудование было приобретено по личному указанию премьера Советского Союза Косыгина Алексея Николаевича, который при посещении Ижорского завода в 1974 сказал: „Атомное оборудование нельзя делать на несовременном оборудовании“. Страна закупила самое современное оборудование для Ижорского завода. В 1986 году под руководством генерального директора Ижорского завода Шуткова Генадия Николаевича был запущен прокатный стан — 5000. „Ижорский завод „, существовавший с времен Петра Первого до 1991 года, как казенное предприятие был приватизирован и фактическим владельцем стал биолог по образованию господин Бендукинзе, который разбил единый производственный комплекс на мелкие предприятия, а ОАО „Ижорский завод“ представляет сейчас из себя только два цеха. Вопрос „ Качество реакторной установки ВВЭР-1000 реакторов, парогенератов, компенсаторов, емкостного оборудания, полученное при изготовлении их на физически изношенных морально устаревших станках, стендах, при разрушенной сквозной технологии изготовления оборудования, когда металлургия принадлежит ООО „ОМЗ -Спецсталь“, Стан 5000 принадлежит ОАО „Северсталь“, и при потерях из-за ухода на пенсию ключевых специалистов будет низким, следовательно не безопасным при работе АЭС.

1.Сколько денежных средств Вы планируете инвестировать на Ижорский завод?

2. Какое оборудование станки, стенды, печи Вы планируете установить на Ижорский завод?

3. Какие изменения в структуру и управление Ижорского завода Вы планируете сделать? прокатный стан 5ооо принадлежит ОАО „Северсталь“. — инженерно- технические работники ОАО „ Ижорские заводы“

Уважаемые работники  „Ижорских заводов“! Концерн „Росэнергоатом“ не собирается и не будет устанавливать новые печи, менять структуру управления и вообще вмешиваться в жизнь вашего предприятия. Что будет делать концерн „Росэнергоатом“ — так это давать заказы на новые реакторы, насосы, турбины и генераторы, и эти заказы обеспечат завод на десятилетия. С 2012 года по самому пессимистическому сценарию мы планируем вводить в строй по 2 энергоблока ежегодно, по оптимистическому сценарию — по 4 энергоблока. Причем заказ на оборудование длительного цикла изготовления поступает за 5 лет.

Сейчас „Ижора“ получила конкретный заказ на корпус реактора для плавучей АТЭС. Накануне, в среду, директор „Ижоры“ доложил, что приступили к работе. Началом сотрудничества мы удовлетворены.

Добрый день. Не секрет, что Магадан является очень выгодной территорией для добычи полезных ископаемых. Но энергии для этого не хватает — да и люди тут подолгу жить не могут. Атомная энергетика может с этим справиться? — Магадан, Константин Петрищев

Насчет способности людей жить в Магадане — это вопрос не к энергетикам, а к климатологам и физиологам. Ну не повезло Магадану с климатом! Не Сочи…

Что касается обеспечения энергией северных или труднодоступных территорий, то я уже говорил про плавучие АЭС малой мощности. Теоретически в Охотском море, если есть подходящая бухта, „плавучка“ встать там может. У нас на очереди Певек и Вилючинск. Магадан в активности замечен не был. Надо искать реальный спрос. Главное — есть ли конкретные игроки, готовые покупать электроэнергию?

Недавно в СМИ появилась информация, что Росэнергоатом совместно с компанией ГидроОГК готовят программу строительства гидроаккумулирующих станций. Расскажите, пожалуйста, чем гидроаккумулирующие станции отличаются от просто гидростанций и почему Росэнергоатом собирается участвовать в строительстве этих станций (они же не атомные!)? — Андрей Сергеевич, Чебоксары

Недавно посещал Загорскую ГАЭС – единственную в стране. Для понимания: это – не самостоятельное генерирующий бизнес – до 30 пуско – остановов в день. Стою в зале – из 6 гидроагрегатов работает 2. При мне встали. Через 5 минут один закрутился. Конечно, стоимость такой электроэнергии в 3 раза дороже, чем та, что на рынке на сутки вперед. Это – системная услуга, а не бизнес. И мы готовы платить за такую услугу, чтобы нас – атомную генерацию — не разгружали.

Как потенциальные инвесторы мы посмотрим на тему инвестиций в Загорскую ГАЭС-2 в сентябре 2007 г., когда будет готова ТЭО. Просто мы помним, что на Западе доля ГАЭС в крупных компаниях обычно составляет 10 – 12%.

Отличие ГАЭС от ГЭС в том, что, по ночам, когда эл.энергия дешевая, ГАЭС качают воду снизу вверх, в водохранилище, а днем, когда требуется дополнительная энергия, работают как обычная ГЭС. ГАЭС – это нечто вроде „аварийной аптечки“ или запасной батарейки на случай резкого роста потребления эл.энергии. Долго работать они не в состоянии — воды не хватает.

Уважаемый Сергей Александрович! Ответьте, пожалуйста, на два вопроса. Местные мощности в Архангельской области задействованы предельно. В 90-е годы у нас собирались строить АЭС, но по разным причинам ничего не вышло. Есть ли в планах Росатома этот объект? Недавно областная молодежная экологическая организация „Этас“ обратилась к губернатору с открытым письмом, в котором выразила протест против строительства плавучих АЭС в Северодвинске. Аргументы: вопреки заявлениям атомщиков, в процессе работы ПАЭС, как и любой атомной станции, неизбежно будет осуществляться выброс радиоактивного йода-131, радиоактивных благородных газов ксенона и криптона и изотопа водорода – трития. По мнению экологов, нашумевший пример с Литвиненко, отравленным радиоактивным полонием, наглядно иллюстрирует, как опасны радиоактивные изотопы, попадающие в организм человека. Есть ли здесь здравое зерно? — Наталья Попова, корреспондент газеты „Правда Севера“ (Архангельская область)

По отношению к плавучим атомным станциям — никакого. Никакого здравого зерна в том, что вы говорите — нет! Что касается безопасности плавучей станции. У России есть огромный 50-летний успешный опыт эксплуатации подобных объектов. У нашей страны, единственной, есть парк атомных ледоколов; именно Россия наравне с США является безусловным лидером в области военного атомного подводного судостроения. На этих объектах — по сложности не уступающих и даже превосходящих АЭС малой мощности — давно были отработаны все вопросы, связанные с безопасностью. И эти наработки — целиком и полностью — будут использоваться и на малых плавучих станциях. Строящаяся нами плавучая АЭС по надежности не будет уступать автомату Калашникова.

Еще раз подчеркну:  последние 20 лет на всех ледоколах, где работают реакторы типа КЛТ-40, условий, при которых произошел бы описанный экологами выброс, не было создано вообще. Так что считаю, что все подобные разговоры есть не более чем спекуляции.

Теперь что касается стационарной АЭС в Архангельской области. С одной стороны, в Архангельском областном собрании была создана рабочая группа по строительству Архангельской атомной теплоэлектростанции. С другой — нет интереса у губернатора. На прямой вопрос был прямой ответ: „Мы надеемся на газ“. Будет интерес местных властей — будет и разговор.

При наличии генеральной схемы размещения объектов энергетики до 2020 года и компании с названием „Единая энергосистема России“ представляется логичным вхождение в нее „Росэнергоатома“ (наравне с тепловой и гидрогенерацией). Рассматривается ли такой вариант развития событий после акционирования? Спасибо, — Людмила Селивановская, СПб

Мысль правильная. Атомная энергетика — это базовая генерация, и она как „священная корова“, которую лучше не трогать. ГЭС и особенно ГАЭС (гидроаккумулирующие станции) — высокоманевренные мощности. Мы интересовались опытом всего мира — везде компании со смешанной генерацией — атомной, гидро- и тепловой. Мы — единственная страна в мире, где есть две отдельные компании — „Росэнергоатом“, где 10 АЭС и 31 энергоблок и более ничего, и Гидро ОГК, где пока 34 ГЭС, а будет 50, и тоже ничего более. Это стало начальным результатом входа в реформу электроэнергетики. Ни один человек не сказал, что это разумное долгосрочное решение. Наверное, такое объединение — не тема сегодняшнего дня, но явно тема завтрашнего.

Уважаемые господа!
Прошу передать С. Обозову вопрос:

Почему не проводится компания по разъяснению невольных (а то и вольных)
заблуждений т. н. „зелёных“, которые протестуют против развития атомной
энергетики?  В частности, замалчиваются  данные HOSAP о  чудовищном вреде
ветроэнергетики.
Мастер ЭЦ МСРЗАИТ ЛАЭС Владимир Комаров

В тех масштабах, как ветроэнергетика развита в России, о вреде можно не говорить. По экономике атомной энергетике это не конкурент, по воздействию на человека — есть о чем спорить в свободное от работы время.

Если экологи против строительства АЭС в регионах (что, в общем, понятно после катастрофы на ЧАЭС), то нельзя ли строить АЭС в отдаленных, северных территориях, например за Полярным кругом, благо земель там неиспользованных просто немеренно? Естественно, возникает больше затрат на доставку э/энергии — это тысячи километров, но ведь существует газопровод Уренгой-Помары-Ужгород, и ничего, окупается и приносит прибыль. — Любенко Владимир Евгеньевич. Предприниматель

Как я понимаю, вас волнуют в первую очередь вопросы безопасности. Должен отметить, что в концерне „Росэнергоатом“ вопросы безопасной эксплуатации АЭС имеют приоритет над впрочими. Уроки Чернобыля учтены и усвоены. Все без исключения энергоблоки были модернизированы и неоднократно прошли проверки, в т.ч. иностранными специалистами и сотрудниками МАГАТЭ. Меры безопасности на АЭС и российские нормы лицензирования АЭС считаются одними из самых жестких в мире. До 40% затрат на строительство нового энергоблока приходится на системы безопасности.

Что касается строительства АЭС за Полярным кругом — вы сами ответили на свой вопрос. Электроэнергию передавать на расстояние более 500 км. экономически невыгодно — большие потери, а стоимость строительства линий электропередач сопоставима со строительством нового энергоблока (1,5–2 млрд.$) . Если поблизости нет крупных предприятий — основных потребителей энергии, то их надо строить „с нуля“, а заодно и город для работников — опять ставим телегу впереди лошади? Если говорить о рыночной экономике, то привязка блоков — „миллионников“ к свободным территориям — мистификация. Другое дело — малая энергетика. При уже существующих северных городах можно создавать небольшие атомные тепло-электростанции, которые будут не только освещать, но и обогревать город. Именно в этом смысл нашего нового проекта — плавучие атомные тепло-электростанции.

Какова дальнейшая судьба недостроенной (строющейся?) АЭС в г. Агидели Башкирии? Дмитрий

У этой станции есть шансы. Она фигурирует в экспертных оценках тех, кто заниается „дорожной картой“. Более конкретный разговор может пойти после 31 марта, когда правительство ее утвердит.

Предполагается, что доля атомной генерации к 2030 году составит не менее 25% общей выработки электроэнергии России. Что сдерживает, почему, например, не 50%? Заранее благодарен, с уважением, С.ТюринТюрин Сергей,студент ИМЭС

Сдерживающих факторов несколько. Электрогенерация должна быть сбалансированной. Делать ставку только на гидро- или только на атомные станции неразумно. Они дополняют друг друга. АЭС несут т.н. „базовую нагрузку“. Вследствие технологических особенностей они обеспечивают равномерную в течение суток выработку электроэнергии. ГЭС также дают базовую нагрузку, но их работа носит сезонный характер и зависит от наполняемости водохранилищ. Бывают засушливые годы, а весной — паводок, воды много.

„Пиковые“ нагрузки (например, утром или в середине дня) сглаживают тепловые (угольные и газовые) станции. В целом ряде регионов эти станции также являются базовыми — например, на Урале три четверти энергии дают газовые ТЭС. Но вы знаете, как растут цены на газ (по прогнозам на ближайшие годы — в 3 раза), и уже стоимость КВт.ч. на газовых ТЭС порой в 2–4 раза больше, чем на АЭС. А ввод в строй 1 блока АЭС мощностью 1 ГВт позволяет сэкономить до 2,1 млрд кубометров газа. И, наконец, гидроаккумулирующие станции — это „аварийная аптечка“. Они способны в считанные минуты восполнить нехватку мощности в случае, если энергопотребление резко возрасло или какая-либо станция остановилась из-за неполадок. Но долго работать они не в состоянии. Загорская ГАЭС, к примеру, может по 3 дня стоять, а потом за сутки включиться-выключиться 30 раз. Но это действительно „на всякий пожарный“. 

Я нарисовал идеальную картину сбаланированных мощностей по стране. Реальность далека от идеала. В эту картину не включены геотермальные, приливные и ветряные эл.станции. Их доля в общем энергобалансе страны очень невелика, а современный уровень развития технологии пока не дает основания видеть их в качестве основных. Недавно видел ветряную электростанцию, расположенную около финской АЭС «Олкилуото“. Стоимость 1 КВт.ч. этого «ветряка“ в 2 раза дороже, чем на АЭС, а основной показатель эффективности — КИУМ (коэффициент использования установленной мощности — ИА REGNUM) в 4 раза меньше — 22%. А еще низкочастотное излучение от лопастей заставляет разбегаться живность в округе. Повторю — делать ставку только на один вид генерации неразумно.

Еще одна проблема, сдерживающая развитие атомной энергетики — нехватка мощностей производителей оборудования и строителей. Нынешние механические заводы страны не способны выпускать больше 2 реакторов в год — с учетом экспортных контрактов. А после 2012 г. нам предстоит вводить по 2 энергоблока в год, а если государство решит, то и по 4. Можно, конечно, закупать реакторы и турбины за рубежом. Если отечественные машиностроители не предложат нам решения.

Хочу поблагодарить всех, кто принял участие в конференции за интерес, проявленный к деятельности концерна «Росэнергоатом“ и атомной отрасли в целом. Завершая конференцию, хочу заранее поздравить всех энергетиков с профессиональным праздником!

При использовании материалов сайта, ссылка на сайт обязательна.


© 2000—2011 Пресс-Центр атомной энергетики. Поддержка сайта — Агентство PepperGreen